Нюся с Фросей

Супругу 1-го из моих троюродных дядюшек приглашают Анна. Для собственных - Нюся.
Национальность у нее - действительно правда, потому конкретных антисемитов требуют
далее никак не декламировать: им данная деяния никак не понравится. Тем наиболее, будто все в ней - истина.
По борьбы малая Нюся жила в Харькове на ул. Пушкинской. А этак уж исторически сформировалось, будто Пушкинская и прилегающие к ней улочки стали тем регионом старенького городка, в каком месте в главном жили евреи. Никак не понимаю, кем действовал папа Нюси, однако их семья имела возможность себе дозволить домработницу.
Домработницей была юная сельская дева достаточно больших объемов.
Конкретно крупная, а никак не толстая. Фамилия ее я запамятовала, а вопросить в данный момент теснее никак не у кого. Пускай станет Фрося.
Стартовала битва. Достаточно скоро докатилась она и по Харькова. И как скоро немцы зашли в град, они практически в точности повторили киевскую ситуацию.
Лишь заместо Бабьего Бешена телами наполняли Дробицкий яр, а евреев к месту расстрела никак не сгоняли пешим ходом, а свозили грузовиками.
Как скоро во двор, в каком месте жила Нюся, въехал таковой грузовик, в жилищах никого никак не осталось: евреев выволакивали из квартир силком, российские и украинцы,
посреди каких была и Фрося, вышли на наверное ремесло поглядеть. Немцы глядеть
никак не воспрещали, им было сообразно фигу. Этак на виду у всей отары чабан разрезает
понравившегося ему сейчас барана.
В том числе и запланированные отъезды никак не лишены давки. А здесь это! Кто
глядел "Перечень Шиндлера", имеет возможность себе доставить. В суете Нюся
отбилась от собственных, шагнула чуть-чуть в сторону... И здесь Фрося, оставаясь
снаружи совсем безмятежной, скоро поймала из-за руку щуплую шестилетку и
упрятала ее Из-за себя.
Грузовик уехал, люд стал разниться.
То ли, невзирая на собственную юность, Фрося была теснее данной жизнью колочена, то
ли элементарно Бог ее разумом никак не оскорбил, однако женщина никак не стала забегать в терем ни из-за средствами, ни из-за вещами, ни в том числе и из-за документами. В нежели были, в том
и ушли, никак не задерживаясь во дворе ни одной излишней минутки.
Практически 2 года, по самого избавления Харькова, белобрысая Фрося
давала чернявую Нюсю из-за собственную дочь. В одном из разбомбленных жилищ она
отыскала фотокарточку какого-то армянина и разговаривала всем, будто наверное ее супруг, и
девченка вульгарна в основателя. Некоторое количество раз она втихаря перебиралась на свежеепространство жительства, ощущая, будто на древнем соседи прекращают веровать ее ереси и из-за излишнюю пайку готовы обессилеть "жиденка" новейшей власти.
Опосля борьбы Фрося списалась с родственниками Нюси и отвезла девченку им.
Невозможно дать, как данные люди были признательны! Так как Нюся была единым уцелевшим человеком из всей харьковской родни, активный памятью о убитых! Фросе предложили существовать в семье, а семья бы ее насыщала в память о том, будто женщина для их устроила. Фрося разумно категорически отказалась. Ей давали средства и вещи. Она никак не брала ничто.
Сообразно ее разумению, она устроила то, будто на ее месте устроил бы хоть какой
благородный человек: никак не дала малыша убийцам. И безличный платы из-за наверное никак не желала.

PS Нюся с Фросей поддерживали взаимосвязи по лично фросиной погибели в 1996
году. Тогда Нюся с супругом прилетели к ней на похороны из Израиля. Как к матери.