Борис

Жил-был в Одессе мужчина Вотан, Боря. Действовал неслышно в фирме «Одеслифт» ремонтником, звездного неба с небес никак не хватал, однако на хлеб с маслом хватало. Борю на труде обожали, поэтому как были у него золотые пакши и незлобный нрав.
Этак бы и чинил себе Боря одесские лифты по пенсии, однако вынесло его с семьей на южноамериканский сберегал третьей волной российской эмиграции в 197... году.

В то золотое для Америки время, русских эмигрантов в стране было не достаточно. Потому в маленький районной фирмы сообразно починке лифтов, куда Боря пришел наниматься на работу, совсем опешились. Опешились тому прецеденту, будто он из СССР, а еще более тому, будто с британским на уровне «твой моя никак не понимайт», он полагается заполучить работу.
Однако работу Боря все-действительно получил. Починив старенькый старомодный лифт в том самом здании, в каком месте распологался его наниматель..
А позже некоторое количество недель подряд Боря удачно чинил лифты, из-за которые никто иной никак не желал хвататься.

Владелец Бориной фирмы никак не имел возможность нарадоваться новоиспеченому труженику, однако здесь 1 из диспетчеров жаловалась владельцу, будто с Борей нереально действовать.
- Он ничто никак не соображает сообразно-английски, - противилась она, - ему нереально ничто разъяснить, ну будто мне работать??
- Все совсем элементарно, драгоценная, - был протест, - или вы скоро изучите российский язычок, или я вас уволю. Отыскать иного диспетчера – никак не неувязка, а другого такового Бориса я отыщу навряд ли...